Перейти к содержанию
  • записей
    37
  • комментариев
    0
  • просмотра
    48223

Весенняя разведка (часть 2)


Gun7

840 просмотров

Тропа была присыпана листьями, тем не менее, она была хорошо набита, поэтому потерять ее было бы проблемным делом. Петляя между деревьями, она уходила в неизвестные нам пока дикие лесные пространства. Уже в начале пути наша группа заметно растянулась на нижнем уступе отрога, это давало мне возможность внимательно следить за тропой и возможными препятствиями, и если что, сообщать группе о том, как нужно проходить тот или иной проблемный участок. Через пять минут после начала подъема нам пришлось сделать первую небольшую остановку. Так как солнце было в зените, необходимо было слегка раздеться, да и к тому же небольшие остановки на пути важны для устранения сильной потливости. Снова тронувшись в путь, я внимательно следил за красной маркировкой на деревьях. Согласно опыту предыдущих походов, я решил пользоваться старым проверенным методом – держаться всегда самой высшей точки отрога. К счастью, тропа придерживалась именно этой логики. Сам отрог оказался достаточно узок чтобы его макушка была в пределах видимости, но в то же время склоны отрога не были отвесными, а, значит, это давало мне повод не переживать по поводу угрозы возможного срыва кого-то из моей компании. Продвигаясь все дальше в сторону повышения отрога, я старался не сильно отрываться от группы вперед и часто сообщал ребятам о своем местонахождении громким криком. Было также трудно понять, насколько долго подъем по отрогу будет именно такой крутизны.

 

Слева от тропы просматривался за деревьями соседний отрог, по которому мы планировали изначально подниматься. Его очертания показывали следующее: со стороны Солохаула был хорошо заметен резкий «взлет» наверх, а дальше подъем становился все более пологим. «Наверняка и наш отрог имеет такую структуру» - подумал я тогда и оказался прав – действительно, скоро началось резкое выхолаживание. Вдруг прямо на пути впереди показалась между деревьями удобная относительно ровная площадка, на которой можно было разместить несколько палаток. Жаль только не хватало рядом ручья для полного счастья. Именно в отсутствии воды заключается главный минус походов по узким высоким хребтам с крутыми склонами, так как с места для лагеря необходимо всегда спускаться вниз к ручьям, истоки которых могут находиться порой на несколько десятков, а то и сотен метров ниже. При этом у меня была небольшая надежда успеть добраться к вечеру до самых нижних участков еще нерастаявшего снега – при наличии горелок такой порядок вещей, несомненно, выручил бы нас.

 

На ровной расчищенной площадке я решил сделать вторую небольшую передышку. Через несколько минут ко мне подошли другие участники похода и тоже решили немного отдохнуть. Кругом было довольно тихо. Тишину нарушало только пение птиц. Никаких звуков цивилизации, никаких звуков проезжающих автомобилей – мы были в настоящем глухом лесу, где редко бывают люди. Появление выхолаживания на пути, разумеется, обрадовало не только меня, но и туристов-новичков, не слишком жалующих крутые непрерывные подъемы. Дальнейший путь по отрогу оказался совсем простым и удобным - тропа держалась самой макушки, подъем был пологий. Так как зима уже давно на подобных небольших высотах завершилась, лес успел обогатиться молодыми зарослями жесткого кустарника, стоило хотя бы на шаг отойти от тропы, как ноги сразу же начинали запутываться в ветках. Иногда складывалось такое ощущение, что в правую сторону от дороги отходили какие-то сомнительные «натоптыши», вероятно там прошли дикие звери. И как раз на этом участке пути, проходя между высокими буками и грабами, меченными красной маркой, вдруг я услышал чуть сзади внизу какой-то шум веток. Оказалось, что это девчонки из нашей группы поддались искушению отклониться от курса и запутались в кустарниках. Пришлось им объяснить, что не следует отходить от основной тропы, даже если кажется, что есть где-нибудь снизу есть обход. Увы, на следующий день я сам умудрился нарушить это правило. И хорошо, что вовремя одумался! Но об этом после.

Наш подъем все больше превращался в однообразную рутину. Тропа шла постоянно то на подъем, то на спуск, при этом подъемы были длиннее спусков, так что, в целом, мы все же мало-помалу поднимались по отрогу в сторону макушки лесистого хребта. На этот хребет нам и предстояло в итоге выйти. Справа от нашего подъема за долиной реки Бзогу поднимался выбранный нами изначально отрог, тоже в итоге соединяющийся с тем же самым хребтом. Единственное, что мы не могли понять, долго ли еще подниматься до соединения хребта с отрогом и будут ли еще впереди крутые подъемы. Порядок и ход шествия выглядели примерно так: я шел впереди, за мной шли Гриша, Володя, Саша и Ника, чуть позади, пробирались не спеша по тропе Игорь и Наташа. Как только я отрывался от группы вперед так, что мой голос был едва слышен Грише и Володе, я тут же останавливался и ждал всю группу целиком. Как только к месту остановки приходил последний участник и останавливался отдохнуть, я снова отправлялся в путь, постоянно следя за маршрутом. Пейзаж кругом казался довольно однообразным – кругом был типичный для этой высоты (чуть выше субтропической природной зоны) буковый лес. При этом в этом лесу иногда все же попадались настоящие диковины, например, старый пень, напоминавший своими очертаниями и отверстиями картину «Крик», также порой на пути попадались высокие кусты с красивыми синими цветками, увы, я не особо силен в ботанике, не знаю, что это за вид, но скажу, что подобные цветки мы часто наблюдали еще по дороге от Скалистого ручья к Солохаульскому водопаду. Кстати, у этих кустов на отроге мне довелось заметить странный маркировочный знак вокруг небольшого пня, обычно такие знаки делаются в тех местах, где можно спуститься вниз к течению реки. Не исключено, что там мог начинаться спуск к кордону Бзыч. В пути я периодически старался выслеживать между деревьями соседний южный отрог, чтобы увидеть место нашего выхода на хребет, однако, густые заросли постоянно мешали обзору. Более того, отрог напротив постоянно казался мне намного выше, чем место, где шли мы, так что было ясно, что до хребта еще было добираться долго.

 

blogentry-6433-0-43005500-1464384507_thumb.jpgblogentry-6433-0-53212500-1464384512_thumb.jpgblogentry-6433-0-28382300-1464384514_thumb.jpgblogentry-6433-0-17679600-1464384515_thumb.jpg

 

На очередной остановке мне пришла в голову идея задержаться чуть подольше, чем обычно. Впервые достал бутылку и немного отхлебнул из нее воды. Почти сразу же ко мне подошли Гриша и Ника. Через минуту подошла Саша, которая оказалась еще одним новичком в походе, и заявила, что очень рада нас видеть сидящими на пути, так это для нее знак, что она, мол, тоже смогла добраться до головы нашего состава и может себе позволить отдохнуть. Скоро подоспели остальные ребята. Было решено устроить перекус. Игорь решил во второй раз за день включить свой навигатор, чтобы понять, много ли нам еще идти до хребта. После поимки спутникового сигнала прибором выяснилось, что мы прошли от силы только половину пути по отрогу, и расслабляться пока рано. Конечно, мы не слишком оказались довольны этим фактом, но это дало нашей группе повод не затягивать с перекусом, скорее мобилизоваться и продолжать путь.

 

Лес становился все более дикий и густой. Скоро на пути я уже не замечал красной маркировки, видимо, кому-то было лень красить дальше, зато все чаще стала попадаться маркировка очень старого типа в виде вырезанного на коре круга с линией внутри («око Саурона»). Иногда на деревьях попадались старые надписи. А один раз даже попалась на глаза вырезанная каким-то занятным умельцем рожица, причем, были очень детально «процарапаны» все черты лица, включая самые мелкие! Склоны отрога становились менее крутыми. Иногда тропинка стала слегка отходить от макушки влево, чтобы обойти совсем уж жесткие заросли. Снова всех обогнав, я решил в очередной раз остановиться, взобравшись на крупное лежащее дерево. Из рюкзака достал некоторые еще недоеденные со вчерашнего дня пасхальные яйца и решил сделать еще один дополнительный легкий перекус. Во время трапезы из кармана у меня выпал телефон, хорошо, что вовремя эта пропажа была замечена, а то неминуемо возникли бы проблемы из-за волнения моих родственников, оставшихся дома! В это время по всему лесу раздавались крики моих спутников – хвост группы отстал. Таким образом, остановка продлилась еще минут на десять, за это время мне удалось полностью расслабиться и в очередной раз набраться сил.

Дальше в пути, поглядывая на соседний отрог, вдруг мы с ребятами обратили внимание на то, что за резким повышением ближе к хребту макушка отрога снова теряет высоту. Таким образом, я предположил, что, возможно, перед выходом на хребет и на нашем отроге может не оказаться каких-то серьезных наборов высоты. Самой главной причиной, по которой мы ожидали выход на хребет, являлась близость к точке соединения дорог истоков сразу четырех ручьев (это было заметно на карте), а вода, как известно, в этих местах самый ценный ресурс. Однако мне хотелось верить, что вода, возможно, еще встретится нам на пути до выхода на гребень. Например, несколько обнадеживающе выглядели отверстия в громадных буках, где скапливалась дождевая вода. Вдруг, опять слегка обогнав Володю и Нику, я вышел к небольшому понижению макушки отрога, склон слева казался подозрительно пологим. Мне пришла в голову идея быстро спуститься туда без рюкзака. И хотя наклон оказался слишком простым для перемещения, даже через пять минут никакой балки, спускаясь по которой можно теоретически добыть воду, мною обнаружено не было. Пришлось быстро бежать обратно. Наконец, в очередной раз, почувствовав потливость, я опять сел отдыхать вместе с ребятами. Уселись мы немного дальше понижения возле тропы под громадным деревом, с большущим «оком Саурона» и кучей каких-то непонятных записей на коре. Солнце тем временем потихоньку начало садиться, при этом до заката оставалось еще несколько часов. Нужно было поспешить. На следующем участке пути по лесу рядом со мной шел Володя. Он казался полон сил, фактически бежал рядом со мной вверх – было заметно, что несколько походов в прошлые годы пошли ему на пользу. Крутизна склонов отрога тем временем стала опять увеличиваться. Тропа вдруг стала сужаться. Мигом пришлось отправиться на разведку. К своему удивлению, скоро оказался я на ровном участке гребня, в некоторых местах пришлось проламываться через заросли. Впереди все отчетливее просматривался предстоящий крутой подъем. Чтобы не устать, решил преодолеть его медленно, но без остановок. Подъем оказался местами, действительно, непростой, приходилось держаться руками за ветки, стараясь устоять на склоне. Первое относительно ровное место было решено использовать для очередной сушки своего свитера и ожидания остальных. Мне не терпелось дождаться Игоря, чтобы узнать, много ли еще идти до четырех истоков, согласно навигатору. Можно было предположить, что оставалось идти не больше километра. Когда вся группа собралась вместе, было решено включить навигатор. Долго же устанавливалась связь со спутником! Была настоящая интрига! Сколько же было радости, когда выяснилось, что мы четко находились у самого выхода на хребет. Это было первой небольшой победой за поход. Итак, участок около 8 километров от пасеки с набором высоты почти 600 метров был успешно пройден.

 

blogentry-6433-0-94845200-1464384515_thumb.jpg

 

Поднявшись еще немного по бездорожью через жесткие «кучери», вдруг мы увидели специфический маркированный знак (метка вокруг пня). Тотчас же наш путь пересекла тропа просто идеального качества. Было такое ощущение, что по ней ходят чаще, чем по той тропе, где мы только что поднимались. Прямо по курсу была видна далеко внизу зеленая долина реки Агва, казавшаяся в просветах между деревьями почти бескрайней. Пришло время сворачивать на тропу. Именно в этом месте под склонами хребта должны были находиться, судя по карте, истоки рек. Дело шло к вечеру, нужно было искать место для лагеря. Однако на самом хребте у соединения с отрогом встать на ночевку было бы не слишком удобно – не было ровных участков, тропа шла на подъем. Мы решили подняться по тропе в нужную нам сторону до первого удобного места для стоянки. После 150-200 метров ходьбы легким прогулочным шагом, нам удалось выйти к участку небольшого расширения гребня, где оказалось неплохое ровное место, где можно поставить несколько палаток. Там и решено было встать. Начали разбираться рюкзаки, устанавливаться палатки. Разумеется, после пройдённого пути ребятам хотелось вкусно поесть, а затем лечь спать. Однако нерешенной оставалась главная проблема – на подъеме было выпито почти все содержимое всех бутылок. Пришла пора отправиться на поиски воды. С этой задачей решили справиться я, Игорь (навигатор в помощь) и Гриша. Восемь пустых бутылок легко уместились на дне моего разобранного рюкзака. Из источников спонтанно было принято решение выбрать один из родников реки Бзыч (Родник 5-й)между северным склоном отрога и крутыми склонами лесистого хребта, на гребне которого мы решили организовать лагерь. Итак, попрощавшись с ребятами, оставшимися разжигать костер, мы втроем отправились за водой вниз по бестропному не обхоженному склону.

 

Уже с самого начала нас поразила значительная крутизна спуска, но так как исток реки, судя по карте, был очень близок, мы все втроем не особо волновались по поводу возвращения обратно. Когда мы дружно оказались в густых невысоких зарослях папоротника, Игорь настроил навигатор чтобы свериться с направлением. Согласно прибору, нужно было взять чуть-чуть правее. Двигаться через папоротниковые заросли оказалось как всегда приятно – колючек у растений нет, разве что стебли у папоротников хрупкие для того чтобы выдержать взбирающегося по склону человека, хватающегося обычно за все подряд. Чуть ниже папоротники закончились, и начался самый обыкновенный бурелом. Приходилось постоянно смотреть под ноги, чтобы не упасть, осторожно перелезать через ветки. Впереди всех бежал Гриша, видать, ему очень хотелось скорее глотнуть живительной влаги. Между тем, склон становился все круче. Скоро, к моей радости, мы заметили широкую, но хорошо выраженную балку. Держась самого дна этой балки, мы начали спуск к воде. Было ясно, что вода где-то ниже, но точное расположение выхода источника на поверхность было нам пока неизвестно. Чем ниже мы спускались, тем выше становились заросли, порой приходилось пролезать между обильно растущими небольшими деревцами с ветками, стелящимися по земле. В пути я постоянно старался прислушиваться, пытаясь на слух отыскать среди прочих лесных звуков журчание ручья. Понемногу стало казаться, что мы спустились уже намного ниже обозначенного на карте родника. Это казалось несколько странным, ведь не так давно в горах прошли дожди. Неужели до воды придется еще сбрасывать много высоты? Делать было нечего – мы продолжали спускаться, стараясь не отрываться друг от друга. Постоянно прислушиваясь, я снова ничего кроме звуков ветра и шума листвы не мог разобрать. Тем временем балка стала сужаться. Скоро мы перевалили через гигантское упавшее дерево и оказались у начала каменистого спуска. Было очевидно, что каменные ступеньки на дне балки – работа ручья. Спускаться мы старались осторожно – некоторые камни были скользкими. Вдруг я увидел впереди между небольшими глыбами крохотную лужу. Уже вовсю ожидался выход ручья из-под земли, однако дальше на пути луж не оказалось, зато еще немного спустившись, я услышал какие-то странные звуки справа. Это был шум воды. Скоро мы оказались на соединении нашего высохшего ручья с другим истоком, где вода просто низвергалась в глубины балки настоящим водопадом! Посмотреть бы на этот водопад в период высокой воды!

 

В общем, мы пришли к выводу, что изначально нужно было взять еще правее и выйти к истоку правого ручья, до которого не пришлось бы так долго и непросто спускаться вниз (но следующим утро почему-то я забыл про этот вывод). Мы с Гришей взяли бутылки, перебрались через водяной поток и принялись набирать воду. В итоге все бутылки были помещены в мой рюкзак на самое дно. После небольшого отдыха, наконец, наша небольшая компания стала возвращаться домой. Но только стоило мне встать, так сразу же я поймал себя на мысли, что двигаться вверх с бутылками, скопившимися на дне рюкзака, из-за неравномерного распределения веса, крайне трудно. Пришлось дать три бутылки Игорю и одну Грише, кроме того две из четырех оставшихся бутылок я переложил в верхний отдел рюкзака. С этой минуты подъем казался уже не таким сложным. Солнце было еще высоко, и мы не боялись, что можем не успеть до наступления темноты в лагерь, времени было еще много. Двигаться по каменным ступенькам было относительно просто, ручей-архитектор, сделавший эти ступеньки, здорово облегчил нам эту задачу. Однако чуть выше появились небольшие проблемы – идти через кусты с грузом не совсем приятно. Сражаясь с нарастающей усталостью, мы не заметили, как пропустили большое дерево, через которое мы перелезали, и стали отклоняться от своего маршрута. Очень скоро мы оказались на невероятно крутом склоне градусов чуть ли не девяносто, где карабкаться вверх можно было, только держась за кусты и торчащие корни деревьев. Более того, стволы были так плотно прижаты к земле, что приходилось под ними проползать, фактически пропахивая носом склон! В такие минуты порой начинаешь вспоминать свою далекую родословную, идущую от древесных обезьян. И все же двигаться таким образом быстро не удавалось, путь мы не узнавали, в итоге нам пришлось, аккуратно держась за стволы, траверсировать крутой склон вправо и возвращаться на нужное направление. Там подъем оказался более пологим, но его растянутость и непрерывность сказывались все равно, и нам приходилось иногда на целых пять минут останавливаться для отдыха. Увы, забравшись еще выше, мы поняли, что все равно еще находимся значительно левее нужного пути. На всякий случай попробовали крикнуть – тот час же сверху раздался хор голосов ребят из лагеря, причем, слышался этот хор откуда-то справа, но нам было уже все равно, и, четко понимая, что главное скорее выползти на верхнюю дорогу, мы взяли курс строго наверх, и продолжили подниматься. В пути мы тратили очень много сил, потели, постоянно боролись с усталостью и желанием выпить всю воду, что у нас была с собой. Как будто нарочно выбрав себе обратный путь посложнее, мы смело карабкались вверх, проверяя себя на прочность. Постоянно казалось, что осталось забраться на последний виднеющийся бугорок, и наконец, появится тропа и закончится склон, но, оказавшись у бугорка, мы сразу же подбирались к следующему такому бугорку, указывающему, что еще не конец подъема. Помню, как, в очередной раз, попробовав немного свернуть вправо, я опять подал голосовой сигнал, и мне тут же отозвались сверху ребята, причем, казалось, что они совсем рядом. От радости я активизировался, и за пару рывков буквально взлетел на макушку хребта, а затем спустился по тропе немного вниз и в итоге остановился прямо у лагеря. Тотчас же из-за кустов показался Гриша. Игорь же появился еще минут через пять, с непривычки он устал на подъеме, и после этого долго отдыхал.

Начал готовиться завтрак. Володя подкладывал ветки в костер, девчонки обсуждали рецепты различных блюд и стоимость продуктов в разных магазинах. Наша вода в скором времени оказалась в котелке, а котелок на горелке. Горелки, кстати, было две (вторую взял Володя), обе были газовые. За ужином у меня появилась возможность узнать о ребятах поподробней. Выяснилось, что Игорь и Ника уже много раз ходили по Уральским горам, даже бывали на Таганае, Володя и Саша рассказывали много о своих питерских знакомых. Гриша в основном молчал во время ужина и просто ел суп из своей замечательной тарелки, изготовленной из кефирного пакета (!). В дальнейшем ужин с чаем плавно перешел отдых с пением песен различных русских рок-групп (вспоминали «Король и Шут», «Сектор Газа», «ГРОб» и многое другое), а также распитием крепких напитков. С напитками больше всех постарался Володя – даже глубокой ночью продолжались его забавные похождения! По его же словам, наше знакомство друг с другом и с природой этим вечером прошло просто замечательно.

Ночь выдалась ясной, все небо было усыпано звездами. Я спал между палатками, накрывшись своей простыней, на всякий случай, приготовив клеенку на случай дождя. Около пяти утра уже было совсем светло. В это самое время, согласно составленному с вечера плану, я разбудил Владимира. Сразу же мы схватили бутылки, оставшиеся пустыми после вчерашнего ужина, загрузили их в пустые рюкзаки, и принялись спускаться вниз к воде. Так как Игорь и Гриша устали после вчерашней прогулки, их решено было не трогать, нужно было дать им возможность выспаться. Каждый из нас взял с собой по четыре бутылки. «Дойдем ли мы сегодня до снега? Не придется ли и этим вечером круто спускаться вниз к какому-нибудь ручью?» - крутились у меня в голове мысли. Найти вчерашний путь оказалось простым делом - как только мы вошли в широкую балку, по поводу направления можно было уже не волноваться. «А ведь, действительно, спускаться надо много!» - заявил Вова, вспоминая мой вчерашний рассказ, когда мы уже подбирались к большому лежащему дереву, за которым начинается спуск по гладким камням. Было заметно, что Володе не слишком удобно после вчерашних подвигов брать на себя тяжелые нагрузки, поэтому я решил не торопить его слишком. Когда мы очутились у ручья, снова началась операция наполнения бутылок. Затем Володя решил почистить зубы, а мне разрешил начинать подъем без него, так как путь назад он хорошо запомнил, да и следы наши хорошо сохранились. Надо сказать, что после сна мне оказалось намного проще подниматься, чем в первый раз, даже несмотря на выпавшую с утра росу. В пути я применял свою излюбленную тактику – двигаться не особо быстро, но и не останавливаться в пути. Таким образом, мне удалось легко и без напряга преодолеть около ¾ подъема. И все бы хорошо, да вдруг снова пейзаж стал казаться незнакомым. Через минуту, увидев вверху бугор с очень крутыми склонами, понял, что опять отклонился вправо. Так как подъем действительно был непростым, было решено остановиться на пару минут. Увы, все же довелось мне поддаться искушению и немного отпить из одной бутылки несколько глотков. В итоге последние несколько десятков метров высоты мне дались тяжело, были неприятные ощущения в ногах и плечах. Чтобы немного стало легче, иногда мне приходилось сворачивать на траверсы, в пути держась за стебли. Когда прямо по курсу траверса показались обильные заросли папоротника, я ускорил шаг, снова принявшись подниматься. В лагере уже все проснулись. Сразу же после моего возвращения девчонки стали готовить завтрак. А дальше закипели сборы в дорогу – ребята разбирали палатки, собрали рюкзаки. Когда к лагерю поднялся Володя, то сразу же лег на свой каремат, так как чувствовал себя нехорошо. По его словам, подъем наверх с бутылками «просто крайняя жесть»! И с ним можно было согласиться. «Вот такой ценой нужно расплачиваться туристам, следующим весной по узким лесистым хребтам с крутыми склонами в Сочинском районе» - подытожили мы вместе. Завтрак растянулся почти на час. Погода была очень хорошая, совершенно ясная, очень удобная для передвижения. Между деревьями на востоке просматривался на противоположном берегу реки Агва хребет Прохладный, по которому мне доводилось ходить в 2015 году, с противоположной стороны было впервые с нашего маршрута видно гору Атуль, ее южные склоны были уже полностью свободными от снега. После чаепития, скорость сбора увеличилась. Перед самым выходом я затушил костер стандартным туристическим способом.

 

Начался второй ходовой день. Тропа уходила вверх по макушке хребта. С ориентированием никаких проблем не возникало – логика была ясна. Уже в самом начале пути с рюкзаком я себя чувствовал немного разбитым, все-таки, сказывалась утренняя «прогулка» к водопаду. Тропа казалась немного грязной, в некоторых местах были скользкие участки. Мы были уже в предвкушении восхождения на гору Бородавка (1401 м), до которой, если честно, мы планировали добраться еще вчера. Навигатор показал, что до вершины Бородавки оставалось не больше трех километров, однако трудно было понять, как скоро мы пройдем это расстояние. Немного обогнав группу, я и Гриша вдруг заметили резкий поворот тропы вправо вверх. Немного поднявшись по лесистому склону, мы подождали там ребят, а затем, указав им путь, тронулись дальше по тропе. Сама же тропа вдруг стала отходить от макушки гребня, прекратила набирать высоту и начала траверсировать восточный склон. Через некоторое время показалось удобное место для стоянки, рельеф кругом отличался подозрительной пологостью. Лес впереди казался очень густым – настоящие дебри. Очень скоро я понял, в чем было дело - мы вышли к понижению (седловинка) между одной частью хребта и горой Бородавка. Действительно, дальше тропа уходила куда-то вниз в лес, состоящий из громадных буков. Неожиданно запахло сыростью. Вдруг справа показались какие-то слегка заболоченные лужи. Пить оттуда я бы не стал, но очень часто подобные мелкие стоячие водоемы указывают на близость истоков рек (точно такое же место есть и под горой Сахарной). Обойдя лужи, мы с Гришей кинулись дальше вниз. Не прошло и минуты, как тропа достигла дна понижения и вывела нас прямо к ручью. Чистая вода указывала на близость родника. «Значит, река у нас прямо на пути? Неужели!» - не верили мы своим глазам - «И этот источник на пути не описан нигде и не отмечен на наших картах! И как это нам в голову не пришло вчера пройти еще немного дальше?»

(Хотя если честно, наши пробежки за водой и обратно уж явно не пошли нам во вред – их очень забавно будет вспоминать!)

 

Как я уже говорил, вода в ручье была просто чистейшая. Так как макушка хребта всего на несколько десятков метров возвышалась над нами, было очевидно, что родник где-то совсем недалеко. С Гришей мы прошли вверх по руслу метров десять, и, действительно, уперлись в родник, вытекавший из-под земли. Побродив еще немного по окрестностям, я нашел еще один исток реки. Вода в понижении была в избытке. Спустя несколько минут к месту нашей остановки подобрались остальные члены туристического отряда. Плохо чувствовавший себя Володя, решил сделать остановку и запить водой лекарство. Несмотря на то, что с утра мы не прошли и километра, привал у воды мы просто обязаны были сделать, ведь судя по просматривающейся с макушке хребта снеговой линии массивов, лежащих к северо-западу от нас, было ясно, что до снега мы могли и в этот день не добраться. Так как я уже чувствовал себя отдохнувшим, решил двинуться на разведку по тропе дальше, и, сообщив ребятам о своих намерениях осмотреть склон встающей дальше на нашем пути прямо по курсу горы Бородавка, надел рюкзак и вышел на тропу. Морально мне уже удалось приготовиться к длительному и нудно-монотонному подъему через лес, однако, уже с самого начала, к моему удивлению, дорога вместо того чтобы снова выйти на макушку хребта, продолжала идти на спуск в густые джунгли. «Может это ненадолго?» - казалось мне тогда. Но тропа спускалась все ниже и ниже, при этом она была истоптанной, и казалась единственной во всей округе. Скоро снова на пути появился какой-то ручей, потом еще один ручей, в итоге все больше мне начинало казаться, что я направляюсь не туда, куда нужно. Очень захотелось вернуться на гребень, макушка которого была слева от меня где-то очень высоко, причем настолько, что я не мог оценить точное расстояние. И хорошо, что вовремя мне удалось одуматься. В общей сложности отойдя от первого ручья на полкилометра, осознав собственное заблуждение, я поспешил бегом назад. На середине пути вдруг услышал крики – Игорь и Гриша звали меня и даже вышли мне навстречу. Игорь сообщил мне в итоге, что, согласно показаниям навигатора, наша группа умудрилась проскочить поворот на Бородавку прямо перед ручьем. Взглянув на карту, я понял, что нужная нам тропа идет по самой макушке гребня. Сразу же я вспомнил, как вчера объяснял девчонкам то, что не надо спускаться никуда вниз от макушки отрога, но теперь я сам нарушил это правило.

Основная часть нашей группы уже собиралась покинуть свою стоянку. Володя после небольшого отдыха у реки начал чувствовать себя намного лучше. Возвращаясь от первого ручья мимо заболоченных луж по тропе в сторону места ночевки, после всего двух минут ходьбы, увидел я справа вверху прямо на макушке гребня какие-то густые заросли и решил подняться к ним. Оказалось, что именно перед этим жестким кустарником и находится фактически незаметная развилка, где одна тропа уходит вниз к ручьям и дальше на спуск в долину реки Агва, а вторая сначала теряется в зарослях, а затем продолжает, как и прежде, подниматься по макушке гребня в нужную нам сторону. Итак, указав ребятам путь, я принялся подниматься дальше по гребню. Путь казался не слишком простым – буквально сразу же гребень сузился, справа и даже слева появились обрывы, а сама тропа часто терялась в криволесье. Порой тропинка огибала деревья, фактически прижимаясь к левому обрыву, который был более зловещим на вид, чем правый. Быстро идти не получалось. К тому же крутизна подъема по ходу передвижения возрастала. В целом этот подъем чем-то напомнил мне путь по хребту Отважных (он же хребет Дураков), разве что, гребень Бородавки казался немного толще, потому не представлял какую-то значительную опасность для нас. Надо сказать, что я так и не до конца оправился после утренней пробежки за водой, поэтому после набора 60-70 метров высоты, добравшись до относительно удобного места. где можно сесть, снял с себя рюкзак и присел, облокотившись об лежачее деревце. Через минуту ко мне подошел Гриша и тоже решил отдохнуть. Он заявил, что ему стало неловко на подъеме из-за близости двух обрывов. Оставалось надеяться, что в дальнейшем гребень вновь расширится. Вдруг мы обратили внимание на какую-то крупную белую скалу, расположенную примерно рядом с началом подъема на Бородавку. Ее скальные стены казались очень крутыми и гладкими. Под скалой тянулся осыпной шлейф. Кстати, этот скальный массив был обозначен на нашей карте под очевидным названием Белая Скала. С высоты нашей остановки можно было рассмотреть эту лысоватую кручу во всех подробностях. Минут через пятнадцать на узком участке гребня, где мы развалились, оказалось довольно тесно – большой группе сложно было уместиться на таком пятачке.

 

Подъем продолжался. Чтобы не слишком уставать в пути, приходилось держаться за ветки и корни некоторых деревьев. Гребень снова постепенно начал расширяться, правый склон уже не казался отвесным. Маркировку на деревьях я не замечал, но и без нее было ясно, куда идет дорога. Как обычно, монотонный подъем я старался преодолевать без остановок. При этом все равно энергия тратилась в больших количествах, выделялось много пота. В тот момент, когда я уже пытался выискивать глазами впереди вершину Бородавки, Игорь, заглянув в навигатор, вернул меня с небес на землю, доказав, что мы не прошли и половину этого отрезка. Но куда же деваться? До вершины можно добраться, только продолжая подъем, поэтому без разговоров, стараясь все же экономить силы, наша группа продолжала подниматься. «Хорошо, что сухая и теплая погода» - думал наверняка каждый из нас – «в дождь, наверное, на таком подъеме скользко и неприятно!». Тропа продолжалась держаться у левого обрыва. Снова оказавшись впереди всех, я выбрался на самый крутой участок подъема, он был пройден на одном дыхании. Еще немного выше тропа потерялась на некоторое время. Вдруг обрыв слева исчез. Почти сразу же я увидел Гришу, который тоже только что закончил подниматься. Так мы вышли на крупное расширение хребта, можно сказать, что в том месте была небольшая ровная поляна, где может расположиться несколько туристических групп. Над поляной высилась небольшая горочка. Забежав на нее, мы с Гришей решили снова немного отдохнуть и дождаться остальных. Надо сказать, что к этому времени солнце уже достаточно высоко поднялось над горизонтом, дело шло к полудню, началась жуткая жара. Пришлось снимать свитер. Также решено было немного перекусить. Почему-то мне захотелось лечь, расслабиться и заснуть. Нельзя сказать, что это было плохое состояние, скорее, состояние приятной усталости. Наверное, и все мои спутники также поддались влиянию полуденной жары и тоже решили устроить перекус, только чуть ниже, на ровном месте под горочкой. Интуитивно догадавшись, что ребята будут делать чай, мы с Гришей взяли с собой кружки и пошли вниз к общему столу. Чай получился просто отличный, ведь в него добавили мяту, которую прямо на поляне собрали девчонки. Тем временем Игорь в очередной раз включил навигатор. Это оказалось очень даже кстати, так как именно в на этой поляне находилась еще одна скрытая развилка (левая тропа сворачивала на другой гребень, соединяющийся с горой Бородавка у места нашего привала.).Нам чтобы не заблудиться, необходимо продолжать подъем, отклоняясь, согласно направлению гребня, вправо.

 

blogentry-6433-0-07488300-1464384552_thumb.jpgblogentry-6433-0-88579400-1464384552_thumb.jpgblogentry-6433-0-47608200-1464384553_thumb.jpg

 

Следующий участок пути не отличался сильной крутизной подъема и узостью, однако, подъем все равно был выраженным и тянулся почти непрерывно. Лес вокруг уже не казался густым, деревья отстояли друг от друга достаточно далеко. Тропа практически нигде не терялась, вновь можно было наблюдать «глазную» маркировку практически везде на пути. По-прежнему попадались прямо по курсу папоротниковые заросли, однако тут их стебли еще были свернуты, было заметно, что на склоны Бородавки только недавно пришла весна, в то время, как на триста метров ниже у нашей ночевки на хребте было уже лето. Дабы не сильно уставать в дороге, я снова вырвался вперед, твердо решив добраться до макушки горы, и там подождать остальных. Именно в процессе этого подъема можно сказать, что у меня «открылось второе дыхание», и вся дневная слабости ушла. Кроме того, важным фактором, придававшим мне бодрости, был интерес. Мне было очень интересно, когда откроется первая крупная панорама на пути. Было ясно, что с каждым набранным метром высоты вероятность оказаться на хорошей обзорной точке увеличивается. Когда хребет вместе с тропой, действительно, как бы повернул немного вправо, между деревьями порой стали показываться не такие уж и далекие вершины Фишт, Пшехашха и Кут. Заснеженные склоны и отвесные скалы Фишта казались очень суровыми и неприступными. Поднявшись еще немного вверх, я уже не замечал вокруг густых зарослей, из земли подлесок только недавно, видать, пробился и не мешал ходьбе. Идти становилось все легче и легче. Неожиданно послышался какой-то шум – прямо над головой пролетел большой орел. Жаль, у меня не было фотоаппарата сфотографировать эту большую птицу с крупным размахом крыльев. Подъем становился все более пологим. Вдруг слева от макушки гребня на склоне, который все меньше походил на обрыв, я увидел первый на пути снег. Это было небольшое беленькое пятнышко, однако, наверняка его хватило бы на растопку воды для чая. «Значит выше снега будет еще намного больше» - приходил на ум в общем-то правильный вывод. Чуть дальше снег все так же встречался только у левого склона. Грязные белые спрессованные пятна резко выделялись на фоне оживающей черной земли с пробивающимися зелеными растениями, уже готовыми к лету превратиться в самый настоящий непроходимый бурелом. На коротком участке спуска вдруг я почти вплотную подошел к еще большому, но уже изрядно подтаявшему снежнику. Неудивительно, что когда к нему подоспели ребята, так сразу же начали класть снежную крупу в свои бутылки, предварительно снимая верхний грязный слой.

 

blogentry-6433-0-98714900-1464384576_thumb.jpgblogentry-6433-0-23442000-1464384519_thumb.jpgblogentry-6433-0-50888300-1464384518_thumb.jpgblogentry-6433-0-85215500-1464384494_thumb.jpg

 

За спуском опять начался подъем. Тропа терялась на широком пространстве макушки гребня. Время уже перевалило за полдень. Неужели за половину ходового дня я продвинулся всего на три километра? Внимательно следя за тропой, стараясь ее не потерять, довольно быстро я вышел к максимальной точке подъема, за которой начинался опять пологий спуск. Рядом под деревьями валялись обломки какой-то старой железной конструкции. «Триангулятор! Наконец-то!» - радости не было предела. Я был на вершине горы Бородавка (1401 метр). И хотя с этой вершинной точки никаких панорам не было видно, да и сама верш

0 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйте новый аккаунт в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
×
×
  • Создать...

Важная информация

Правила поведения на форуме. Условия использования просьба ознакомиться.