Перейти к содержанию
  • записей
    9
  • комментариев
    8
  • просмотров
    41697

Спонтанная осень`12


Женя

2690 просмотров

blog-0613013001351363510.jpgКак же давно я мечтала увидеть осень в горах! Лето видела, раннее лето, когда еще не растаяли многочисленные снежники, тоже. Настал черед и осени. Как всегда вся наша компания – я да Нинель, больше никто не пожелал окунуться в наслаждение. Надоели своими звонками Игорю с глупыми вопросами, когда же настанет осень в Адыгее. Рассчитывали на середину октября, а получилось значительно раньше. Срочная покупка билетов, поиски прошлогодней снаряги, суета... 30-го сентября мы были на месте. Погода радовала летней жарой, при этом кое-где уже проглядывали желтые и красные пятнышки увядающей листвы. Этот день мы посвятили закупке необходимых продуктов и хождению по гостям. Жили мы у Игоря в «Барской усадьбе». Зашли и в теснину, это уже почти обряд – приехать в Хаджох и пробежаться по теснине. Воды в реке было катастрофически мало, с прошлым летом не сравнить даже. На закате отправились домой, а по пути свернули к подвесному мосту через Белую. Река кружилась под ногами, переливалась сине-сиреневыми волнами, ветер ласкал босые ноги… Вдалеке на горе среди листвы вился дымок, сизое небо тяжелело и потихоньку опускалось на еще багряные берега. Такая тишина, такое умиротворение… Не хотелось уходить, но и возвращаться в кромешной темноте тоже не хотелось. «Горная», церковь, банк, высоченный мост в лунном свете, вот и дом. Попили чаю и легли спать. Ночью в комнату забрался кот и лег ко мне в ноги, хороший знак.

 

1 октября. Ранним утром выяснилось, что нам составят компанию экскурсоводы из Израиля, я даже обрадовалась. Игорь довез нас до палатки, и мы сразу отправились на Чинарский водопад. Нас встретил Серега, с которым мы ходили в свой первый приезд в Адыгею. Мы были очень рады вновь увидеться. Да и кони все знакомые стояли: Яшка, Султан, Шайтан, Джемарук, Заяц, Зубок. Чем выше мы поднимались, тем более золотистыми становились деревья. Джемарук (да-да, мне достался мой любимый конь) бодро трусил вслед за всеми. Жара в сочетании с красками осени завораживает. Каждый поворот открывал все новые и новые красоты. Осенью все выглядит совсем по-другому, и, определенно, осень горам к лицу. Издалека услышали визги купающихся в водопаде девчонок, сразу захотелось к ним присоединиться. К сожалению, наши израильские товарищи спешили, и мы задержались у водопада буквально на десять минут. Но даже этого хватило, чтобы навсегда запечатлить в памяти голые скалы, обрамленные золотом, с едва видным голубым потоком воды, с пронзительно синим небом в вышине… Мы вернулись к палатке, чтобы отправить израильтян домой. Игорь предложил отправиться на следующий день на плато с ночевкой. Мы с Нинкой активно закивали головами в знак согласия и одобрения затеи. Остаток дня мы катались по Пятигорской поляне, а вечером сидели у костра и болтали с Серегой и Лешей обо всем на свете. Ночью пошли на поляну любоваться звездами и огнями далеких городов и станиц. Было видно и Майкоп, и Нижегородскую, и Хаджох, и Дагестанскую, и Даховскую… И, конечно, по традиции, искали полярную звезду и просто разные созвездия. Чудесно провели время, дошли до смотровых площадок, зашли и в табун. Все было тихо, мирно и спокойно, не то что с министром. Спать ушли пораньше, ведь предстоял долгий путь.

 

2 октября. С утра договорились с Серегой, что на плато пойдем через Мезмай, заночуем там, где понравится, и утром отправимся обратно. Палатку, спальники, коврики и еду собрали и двинулись. Этим простым планам не суждено было сбыться. Мы довольно быстро спустились в Мезмай и решили перекусить возле магазина ДокМак. Сидим на земле, прислонившись к деревьям, кони отдыхают рядом, а по дороге на нас летит табун. Чужие лошади влетели к нам на пятачок, жеребец начал задирать наших, и тут появился хозяин, в камуфляже, на соловом в яблоках коне. Звали его Робертом, он стал разговаривать с Серёгой про наши планы, сказал, что на плато холодно и ветрено и предложил нам двигаться в сторону Молочки, где у него есть замечательный обустроенный балаган. На том и порешили. Весь остаток дня, уже без привалов и остановок, мы шли на Лаго-Наки. Проходили Иванову поляну, какие-то балаганы, красивые тропы в хвойных лесах, изредка встречали туристов и пастухов. Поскольку точной дороги никто не знал, иногда мы сворачивали не туда, возвращались и искали другой путь. Но это не имело никакого значения, так как всё внимание было приковано к восхитительным видам, открывающимся с каждым новым шагом. Ближе к закату, когда всё вокруг уже окрасилось яркими жёлто-оранжевыми красками, мы вышли к каменному обрыву с растущими на его краю березами. Сергей сказал, что это начало Каменного Моря. Было очень ветрено, пришлось утеплиться (как хорошо, что я запаслась теплыми вещами). И было так потрясающе красиво, что ледяные порывы пронизывающего до костей ветра становились неважными. Воздух был прозрачным, а небо ясным, поэтому обзора хватало на многие километры. Виднелся Тхач на горизонте, виднелись и сотовые вышки над Мезмаем, даже не верилось, что мы пришли из-за далекого горизонта. А впереди ждало просто бескрайнее жёлтое пространство с редкими точками пасущихся стадов. Откуда-то прибились к нам два дружелюбных пса и так же внезапно исчезли потом. Спросила у Серёги, куда мы идем, и не пора ли ставить палатку, так как солнце уже закатывалось. Решено было спуститься вниз, к пихтовому лесу и там ночевать. Вдоль этого леса текла река, местами высохшая, как оказалось, это и была Молочка. Мы привязали коней у изгороди, и Сергей куда-то ушел, наказав нам его дождаться и никуда не уходить. Прошло немало времени, мы накормили коней какими-то цветочками, подурачились, переползая с одного седла на другое, повертелись на изгороди… Стемнело, а Сергей не появился. Мы осторожно аукнули, а в ответ тишина. Через некоторое время еще раз крикнули, погромче, и со всех сторон отозвалось эхо, как нам показалось, не только наших голосов, но и пары мужских. В кромешной темноте и без проводника, конечно, жутковато, но у меня был припасен фонарь, и я отправилась на поиски Серёги. Периодически Нинель кричала, но почему-то никто не отвечал. А потом наверху в лесу мы заметили отблеск от костра и красный огонёк папиросы. И крикнули ещё раз, тут же нам в ответ раздался целый хор разных голосов, рыков, воев и прочих звуков. Честно скажу, что испугались страшно, я решила идти к костру, всё же с людьми всегда можно договориться… Тут и появился Серёга. До сих пор для меня остаётся загадкой, почему он молчал, хотя прекрасно слышал, что мы его звали. Наверху был обещанный балаган, с «терраской», двухэтажными нарами, умывальником и ещё какими-то сооружениями, предназначение которых в темноте было неясно. Нас встретил Коля, бородач неопределённого возраста. Слово за слово, разговорились, состряпали еды, да отправились спать. Внутри было очень жарко от печки, но раздеваться не стали, помня об истории с министром. Предусмотрительно полезли на второй этаж, заняли всю середину, закрылись в спальниках, в надежде, что мужчины станут спать внизу. Из-за жары никак не удавалось уснуть, я лежала в полусне, прислушивалась к звукам снаружи. Снаружи выли шакалы (или не выли, и мне это приснилось), громко смеялись мужики, мычали коровы, кричали совы. А когда я наконец-то провалилась в сон, меня выдернул обратно в реальность страшный ор, доносящийся со стороны плато. Показалось? И снова ор с улюлюканьем, такой дикий и первобытный, что сердце заледенело. Но голос я узнала, это был Роберт. Я снова провалилась и проснулась снова, оттого что за стеной громко говорили. «Девчонки спят?" - "Спят." - "Давно?" - "Давно." - "Эх, опоздал… Наверху они?" – «Да.» - «Тогда я тоже наверх, к рыжей.» Куда опоздал, к чему опоздал, непонятно. Сон как рукой сняло. Вскорости приходят Серёга и Роберт и лезут к нам на второй этаж, я как будто сплю и замерла. Роберт закидывает на меня руку и ногу и засыпает. Или это мне уже приснилось? Какое-то странное состояние… Попыталась тихонько из-под него освободиться и слышу: "Правильно, не стесняйся, давай поближе." Остаток ночи прошел в таком же полузабытьи, потому что одна моя часть спала, а вторая контролировала ситуацию не только со своей стороны, но и на фронте подруги. Сейчас смешно даже, а тогда все было напряжённо.

 

3 октября. Утро пришло чудесным пением неизвестных мне птиц, свежим вкусным воздухом и ароматом кофе. Кофе? Я вообще-то кофе не пью, у меня от него галлюцинации, но желание посмотреть на гурмана мгновенно вытолкало меня из теплой постели наружу. «Кофе тебе сварить?» - спрашивает Роб. Разве можно отказаться от такого предложения? Джезва, пенка, аромат, кофейные мини-чашки, ммм, вот это сервис! Далее следует еще более заманчивое предложение сопроводить Роберта до табуна и наблюдать, как он путает коней. Никогда не видела, как это происходит. Роб берет длинную палку с петлей на конце, тихонько подкрадывается к лошади, закидывает петлю на шею, но лошадка оказывается проворнее и убегает. Не с первой попытки ее все же удается поймать и стреножить. Потом очередь остальных. Я сидела на изгороди и любовалась, как ловко и проворно всё получается у него. Пока Роб путал коней, Серёга заседлал наших хороших и ждал нас, чтобы отправиться в обратный путь. Но планы опять нарушились. Сначала Роберт зовет нас смотреть, как надо ковать коня, и в процессе мастер-класса предлагает составить ему компанию в важном деле перегона нового жеребца из точки А в точку Б. Я уточняю маршрут и когда слышу знакомые названия Мурзикал, Оштен, Блям, Псенодах, Пшеха-Су, моментально соглашаюсь на авантюру. Именно так назвала это Нинель, мол, мужик малознакомый, места неизведанные, еды нет, денег нет, одежды запасной тоже. Но я легко ее уговариваю, припоминая фотографии с летнего похода почти по тем же местам. Выезжаем на Мурзикал, Роб посылает своего Черкеса в галоп, я тоже пришпориваю Джема, и начинается наша скачка. Джем оказался на редкость прытким, он легко обошёл Черкеса и летел вперёд, еще сильнее ускоряясь. А я до этого галопом-то и не ездила ни разу почти, вцепилась в него руками-ногами и только голосом подгоняю, а сзади слышится то самое дикое улюлюканье восхищённого Роберта. Нинель и Серёга остались где-то позади, мы в итоге останавливаемся на краю воронки, я выслушиваю массу комплиментов и заикаюсь, что неплохо бы было и приз получить. Роб без колебаний заявляет, что отдаст мне лошонка из потомства нового жеребца через три года. Я за язык его не тянула, а за жеребёнком обязательно приеду, хехе! Далее мы двигаемся в сторону Оштена, делаем стоянку возле какого-то озера любви, в котором много лягушек и следов медведя. Погода изумительная, тепло, ясно, ветра нет, одно удовольствие путешествовать. Огибаем Оштен со стороны Цице, рты наши не закрываются от восхищения. Жёлтые склоны Оштена поросли фиолетовыми деревцами, красными кустарниками, зелёными лужайками, а наверху лежит снег… Вся радуга в одном месте! В скором времени мы подходим к Майкопскому перевалу. И нашему взору предстаёт панорама окрестностей. Где-то далеко внизу виднеются точки домиков, извилистая дорога, цепи гор в туманной дымке… Тут выясняется, что нам как раз и надо спуститься до тех самых домиков. Спуск довольно крутой и узкий, да еще и усеянный этими ужасными мелкими камешками, которые называют сыпухой. Я не решаюсь ехать верхом, спешиваюсь и веду коня в поводе. Сама еле удерживаю равновесие, а еще Джема за собой тащить надо, да смотреть, чтобы он не грохнулся на тебя всей своей трёхсоткилограммовой тушей. Сложно. Но мой Джем просто умничка, настоящий кабардинец, он хорошо идёт за мной без происшествий почти до конца. На последнем сложном участке он всё-таки оступается и соскальзывает вниз и, испугавшись, тут же резко вспрыгивает обратно на тропу. Я сама этого момента даже не заметила, Нинель рассказала. Ей самой повезло меньше, её Яшка наотрез отказался спускаться, и она буквально тянула его на себе, сзади его ещё хворостиной подгонял Сергей. От большой нагрузки и резкого сброса высоты Нинель дважды падает в обморок, к счастью, без последствий. Но в конце этого трудного пути нас ждала награда – красивый приют с приветливыми людьми. Нас накормили, напоили, затопили баню, так гостеприимно всё, даже не верится, что так бывает. Я отлучаюсь полюбоваться закатом. Это божественно! Склоны Пшеха-Су приобрели совершенно нереальный оранжевый цвет, небо окрашено в лимонный и сиреневый цвета одновременно, над пихтами зависают вороны, вдали ржут кони. За счастьем далеко ездить не надо, оно тут, в горах. После бани приходится бегать босиком, так как единственные носки постираны, это вызывает приступ заботы абсолютно у всех мужчин приюта. Чёрт, как же это приятно. Вечером мы ведём беседы о жизни и споры о политике. Роб сообщает мне на ухо, чтобы я поменьше трепалась, потому что вон того типа зовут Ислам, и он начальник опергруппы заповедника, по которому мы шастали целый день без всяких разрешений. Ислам был со своими гостями, он грамотно вывел разговор в нужное ему русло, пожурил нас за то, что гуляем по заповеднику, похвалил, что спускались пешком, предупредил, что вокруг приюта полно медведей, и не стоит далеко отлучаться, а в случае опасности звать его на помощь. В общем, вёл себя дружелюбно и вежливо, и я удивлялась, почему его все опасаются. Ближе к ночи началась долгая эпопея с убеждениями Роберта и Сергея, что необходимо топить печку, иначе они замёрзнут ночью. Расчёт мужчин был прост: есть две девчонки с двумя спальниками, которыми они с радостью с ними поделятся. Я бы и поделилась, но вот заставить Нинель пойти на такую щедрость было уже нереально, поэтому я заняла позицию солидарности с подругой, что все спят на своих матрасах без поползновений в сторону женских тел. Такой детский сад развели! Поползновения всё равно случались, были громкие отказы, после очередного вопля в домик заглянул Ислам и убедился, что всё в порядке. И почему все говорят, что он монстр? По-моему, вполне милый человек. Поскольку спать спокойно я опять не могла, контролируя ситуацию, я снова прислушивалась к звукам снаружи. Послышался рык и возбуждённые голоса мужчин. Я вылетаю из домика, вижу Ислама, спокойно лежащего на досках посреди приюта, забираюсь к нему и спрашиваю, что за суета. «Да медведь вон ходит…» - «Где?» - «Та вон в кустах, чинарики жрёт.» До кустов-то рукой подать, я посветила фонариком и увидела медвежий глаз, светящийся зелёным. Сердце в пятки упрыгало сразу. Рядом уже стоял и Роберт, он засучил рукава и пошёл в сторону медведя. Интересно, а это так и надо делать, или просто все рисовались своей храбростью? Медведь убежал, Роберт ушёл спать. Мы с Исламом ещё посидели на досках, он просил показать разные созвездия, что-то рассуждал на тему вечности… Заснула в итоге, когда уже светало.

 

4 октября. С утра Роб снова варит мне кофе, на этом приюте у него тоже припасены джезва и молотый кофе. Потом идём искать Черкеса. Черкес за ночь умудрился порвать путы, правда, далеко не ушёл. Роберт падает на колено, подставляет ладони, чтобы, опершись на них ножкой, я могла забраться на коня, и заводит меня прямо в денник приютской конюшни. Черкес поедает сено, я лежу на его шее, Роб облокотился на дверь и молчит, что странно, потому что он жуткий балабол. Показывает нового жеребца, и мы идём пить чай. Уже и остальные проснулись. Погода испортилась, всё небо заволокло густыми облаками, периодически моросит мелкий дождь. Я посылаю Серёгу за нашими конями, которые виднеются почти наверху горы. Надо срочно выдвигаться, пока не грянул ливень. Ислам настоятельно советует подниматься пешком. Тепло со всеми прощаемся и ползём по той же тропе вверх. Это ужасно. Джем периодически меня обгоняет, почти сталкивая меня с тропы вниз, иногда приходится пролезать у него под брюхом, чтобы он не запутался в поводе, каждые десять метров я останавливаюсь, и мой язык вываливается на плечо от усталости. У Нинель дела обстоят ещё хуже, Яшка просто никуда не идёт. Когда мы всё-таки одолели этот мерзкий подъём, нас настигает дождь. Плащей у нас нет, и я уже свыкаюсь с мыслью, что просохну вечером в бане на родной Пятигорской поляне. Похолодало, поднялся ветер, мы молча и довольно скорым темпом идём обратно к Молочке. Часа в четыре пополудни были на месте, Роберт выдал нам тёплые меховые куртки и указал кратчайшую удобную дорогу на Мезмай. Обещал заехать к нам в гости и посмотреть, как мы живём там. Дорога до Мезмая мне показалась бесконечной, несмотря на то что на ровных участках пускали коней в галоп. Когда пришли с Мезмай, уже смеркалось. Остаток пути (это часа два-три ходу) мы хотели преодолеть побыстрее, чтобы успеть домой до темноты. Я просто говорила Джему, что мы идём домой, и он сразу ускорялся, нёсся сломя голову по тёмному лесу, я только прижалась к его шее, чтобы не повыколоть глаза ветками, которых уже было не видно. А когда вышли на поляну, я уже просто не могла его остановить, на одной из кочек неудачно как-то стукнулась в седло, позвоночник хрустнул, сложившись сам в себя. На полном карьере Джем вошёл в ворота, распугал наших псов и овец и наконец остановился. Полумёртвая я пошла в баню и почти сразу спать. Наконец-то можно просто поспать, не опасаясь за себя. Роберт, понятное дело, не приехал.

 

5 октября. Утром отправились на Орлиные полочки. Нас вёл Женька, сын Игоря. Он сильно вытянулся и возмужал за год, мы-то его помнили ещё мальчишкой совсем, а тут перед нами предстал красивый молодой парень. Дошли быстро и без приключений, забрались наверх. Страсть как люблю высоту! Я выбрала самое узкое место, и полезла туда. Моя нога полностью там не помещалась, значит вся «тропа» была шириной сантиметров 20. При этом я ещё пританцовывала, подпрыгивала и совершала другие странные и опасные телодвижения. Пыталась погладить орла, пролетавшего чуть ниже меня. Делала ласточку на краю, кружилась, просто бегала по краю и испытывала абсолютное счастье, которое ни от чего не зависело, а просто было во мне в тот момент. Хорошо, что мальчишки этого не видели, они бы с ума сошли от страха. «А что будет, если я всё-таки упаду туда?» – «Да ничего не будет, шакалы тебя сожрут, и все дела» - «Что, прям так всё печально?» - «МЧС точно не вызовем, пойдут вопросы, а сама ли ты упала, или мы тебе помогли…» Шутники, да? Зависали мы там с Нинель довольно долго, пока обозревали окрестности и вспоминали прошлый год, пока фотографировались, пока снимали видео для Яны, которая не смогла с нами поехать, хотя очень хотела… Вообще, эти полочки довольно обитаемое место, постоянно какой-то народ шляется во все стороны. Очень много странных обдолбанных личностей, внешне схожих с хиппи. Видимо, Мезмай и окрестности чем-то их привлекают. Уходили с неохотой, Женька нас покинул, поехал домой, а мы втроём отправились домой. Сбились с пути, свернув не на ту тропу, долго плутали где-то под нашим приютом. Джем оказался ещё и бойцовым конём, периодически он лягал слишком близко подходившую Нинель, кусал её коня и коня Лёши, проявлял скверный характер, пришлось мне идти далеко позади во избежание неприятностей. А вообще, он всё равно молодец, без особых уговоров влезал в самые дебри леса, спрыгивал вниз и карабкался вверх и даже учитывал мои габариты на себе и выбирал такой путь, что мне не приходилось уклоняться от препятствий. Золото, а не конь! В итоге мы, естественно, выбрались на родную поляну, и снова Джемарука нельзя было остановить, он обогнал всех. Травмированная спина болела страшно, но мне всё равно было кайфово, ветер свистел в ушах, слышно только три такта ударов копыт по мягкой земле и биение собственного сердца. Когда мы уже пили чай на приюте и делились с Серёгой впечатлениями, позвонил Роберт и спросил, желает ли его королева видеть его сегодняшним вечером. Что за вопрос, я всегда рада хорошим людям. Примчался через час на раздолбанном уазике, и снова мир наполнился шумом от его вечной болтовни. Очень много смеялись. Нинель потом ушла спать, а мы с Робертом поехали на поляну искать дохлую кобылу, к которой, по идее, ночью мог прийти медведь, чтобы полакомиться. Кобылу не нашли, медведя тоже, зато нашли на небе созвездие Ориона. Проболтали полночи о жизни в горах, Роб уговаривал переезжать к ним на пмж, а я и так уже об этом задумывалась, вот только зацепиться пока негде особо. Не в лесу же жить, в самом деле… Утром он отчалил к своей семье.

 

6 октября. Хотели поискать некий город камней, но поняли, что не найдем, времени не хватит, поэтому просто носились по поляне. Спина продолжала болеть, я продолжала не обращать на неё внимания. Видели дохлую кобылу, парочку шакалов, вышедших из леса и потихоньку трусивших к ней, кольцо сипов (или что там за птицы), круживших над падалью. А рядом паслись лошади с жеребятами, бегали на воле и приветственно ржали. Тоска сразу одолела. В Хаджох возвращались на любимой чудо-машине ГАЗ-66, летали по салону вместе с рюкзаками и дико ржали. Потом сели в такси и погнали в Краснодар. Роберт звонил и узнавал, доехали ли мы, сели ли в поезд, так приятно, что совершенно чужой человек проявляет столько внимания… С Игорем договорились, что приедем в следующем году и сходим на Тхач. С Робертом обменядись телефонами, он обещал сводить меня на Хуко, а я его на Орлиные полочки. Так что следующее лето и осень я снова проведу в любимых местах. Такие дела.

6 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Жень, а вы как-то с лошадьми знакомились в первый раз? Всё-таки я бы не рискнула на незнакомой лошади.... А вообще мечта так покататься, но видимо сначала прийдётся вспомнить выездку))

Ссылка на комментарий

Нет, никак не знакомились. Дали коня, и езжай. В процессе знакомишься. Если есть особые пожелания, их, конечно, учитывают. Просто это была уже третья моя поездка конкретно к этим людям, поэтому я уже в курсе была, кто на что способен. Да и опыта верховой езды у меня никакого нет, так, пару уроков брала когда-то... Чуть позже я выложу остальные мои поездки )

Ссылка на комментарий

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйте новый аккаунт в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
×
×
  • Создать...

Важная информация

Правила поведения на форуме. Условия использования просьба ознакомиться.