Перейти к содержимому






Фотография - - - - -

Через Аутль к морю (4 часть)

Отправил Gun7 , 14 Май 2017 · 381 Просмотров

Погода продолжала оставаться ясной. Солнечные лучи трудились, казалось бы, на всю мощь, однако складывалось ощущение, что количество снега за все время похода нисколько не уменьшилось. «Видимо, так сильно засыпало, что работы хватит надолго!» - подшучивал я, продолжая в пути вытаскивать застрявшие ноги из снега. Также, пользуясь случаем, я решил набрать в пустую бутылку немного снега, чтобы утолить жажду. Мы все дальше уходили в сторону плавного понижения средней высоты хребта, пересекая небольшие бугры, оставляя позади слева долину реки Шахе. Где-то внизу были практически неисследованные истоки реки Псий, в ту сторону от нашего хребта отходил крупный отрог, по которому можно было бы выйти к вершине Бзнич. Этот участок Сочинского национального парка, вероятно, одно из самых непосещаемых мест в этом районе. Однако мы с Ильей приготовились высматривать поворот на хребет Звезда, который можно случайно пропустить из-за сильного сброса высоты сразу после развилки, который можно перепутать с обычным склоном или небольшим отрогом. «Теоретически под снегом где-то здесь уже должна быть тропа, просто ее не видно» - пытался вспомнить Илья карту. Скоро мы подошли к весьма широкой проталине, где уже успела на несколько сантиметров вырасти зеленая трава. Рядом на высоких буках виднелось множество надписей, сделанных в разные годы. Последняя была оставлена в 1999 некими «Хейшу Х.Ш.» и «Л.Б.И.». Казалось, что в этом месте было популярное место стоянки. Но как здесь с водой? Возможно, рядом находится наиболее удобный спуск к реке? Мы могли только предполагать. Мой снежок, несмотря на помещение бутылки в отдел рюкзака, почему-то долго не хотел таять. В итоге, решив, что во рту таяние происходит гораздо быстрее, я высыпал снег обратно на землю и далее просто на ходу собирал кусочки сугробов и утолял жажду.

Несмотря на трехчасовую почти беспрерывную ходьбу, мы продолжали оставаться на высоте около 1400 метров. За каждым спуском следовал такой же подъем. Изменить ситуацию и помочь выбраться из снежного плена нам мог только спуск на хребет Звезда, этот сброс высоты должен был стать необратимым. Находясь на лесистом хребте, было весьма трудно определить место, где нужно спускаться. Вдруг мы заметили какую-то небольшую горку справа, однако, спуск не выглядел резким, вероятно, это отрог между различными истоками Ходжико. Несмотря на усталость, мы продолжали свой поиск. Тем не менее, скоро дал знать о себе голод. И в самом деле, мы ведь плохо позавтракали! Решено было сделать очередную остановку. Решили достать тушенку и хлеб. «И все же, далеко ли до ближайшего ручья?» - задумывался Илья – «Возможно, не лучшая идея сейчас, но попробую проверить!». Оставив рюкзак, он принялся спускаться в сторону истоков Псия, а я оставался завтракать, взгромоздившись на рюкзак. Сразу стало невероятно тихо. В городе даже по ночам никогда не бывает совсем ничего не слышно, а тут как будто полностью все замерло. Находиться вдали от цивилизации на свежем воздухе при легкой приятной прохладе и полной тишине – что может быть лучше? Наверное, в таких условиях можно и всю жизнь прожить, скитаясь по лесам вместе с единомышленниками, и вряд ли когда-нибудь надоест. Минут через пятнадцать тишину нарушил треск сучьев – это вернулся Илья. До истоков он, естественно, не добрался, однако, заявил, что спуск теоретически возможен, хотя местами непрост. Зная, что снова пришла пора собираться, я решил на пару минут полностью расслабиться, чтобы набраться сил перед решением непростой задачи. Оставалось потерпеть совсем немного. Снова начался плавный подъем. Лавируя между деревьями, мы быстро поднимались в сторону вершины бугра. Все так же периодически мелькали трудночитаемые надписи. Тут в дупле ствола одного упавшего дерева я обнаружил воду, кишащую различными мелкими организмами. Первым моим желанием было сделать несколько глотков, хорошо, что вовремя подоспевший Илья смог меня остановить и уберечь от рокового шага. «Ну, когда уже будет нормальная вода!» - задавался я риторическим вопросом.

Вдруг хребет начал уходить вниз, причем, впереди не был видно следующего бугра (если бы он был, то в условиях видимости при хорошей погоде, он все равно был бы заметен). Впервые за этот день я ощутил заметную легкость, пришла пора терять высоту. Стараясь держаться центра хребта, мы уходили все дальше влево, при этом создавалось ощущение, что люди там очень давно не ходили, и кругом было много зарослей. Когда спуск стал еще круче, мы решили на минуту остановиться и обсудить план действий. «Наверняка нам дальше вниз. Просто куда еще?» - пытался я убедить Илью. Он же ответил, что здесь не все так просто, как кажется и предложил пройти немного вправо. В эту сторону отходил некий будто бы отрог, двинувшись туда, мы через минуту нашли очередные надписи на деревьях. «Прочитай!» - обратился ко мне Илья, радостно указав на самое примечательное дерево, которое нельзя было на спуске не заметить. На старой-престарой древесной коре кто-то давным-давно вырезал «СОЛОНИКИ» и пририсовал стрелку, указывающую на запад. Теперь все был ясно. Хребет, по которому мы шли, спускался дальше в сторону Солохаула. Кстати, это тоже довольно интересный и мало хоженый путь. Но мы выбрали более длинную и интересную дорогу, и повернули резко вправо, оказавшись на хребте Звезда. Слева внизу был исток реки Кичмай под названием Хачунеш, а впереди просматривался длинный непростой спуск по сужению, заросшему плотным кустарником. Путь постоянно преграждали упавшие и наполовину упавшие стволы с колючими ветками. Часто перед этой лежащей мертвечиной ноги проваливались в ямы, невидимые под снегом. Постоянно мешала проходу лавровишня, да и просто лежащие старые ветки нужно было бесконечно перешагивать. Один раз, уровачиваясь от «щупалец» кустарников и топча сучки ногами, я чуть было не врезался об пень, самым наглым образом торчавший из снега прямо по центру хребта. Внизу не было таких джунглей, однако мы с Ильей уже настолько устали от траверсов, что были довольны текущей ситуацией. Сбросив около трехсот метров высоты, мы заметили, что пейзаж почти не изменился – кругом была все та же растительность, земля все так же была под снегом, а справа иногда между стволами показывались склоны Аутля. «Можно и чуть сойти с хребта, видишь, там удобно» - проговорил Илья, указав на почти ровную поверхность немного левее нашего курса. Хребет Звезда – это цепочка небольших вершин, высотой немного выше километра. Нам предстояло снова какое-то время идти без продолжительных спусков, держась примерно одного уровня. Я надеялся, что не придется снова взбираться на самый верх, постоянно наблюдая в пути за макушкой хребта, с которого мы немного спустились.

Прикрепленное изображение

Ровный участок траверса на верхней части склона казался весьма странным – идти было весьма легко, к тому же там не росли деревья. Складывалось ощущение, что под снегом началась дорога, по которой раньше могли ездить. В очередной раз, подняв голову вверх, вдруг я ужасно удивился, не заметив на вершине хребта снега. Зато впереди показалось прямо-таки нагромождение снежных глыб! Между этими глыбами зияли трещины, их пришлось обходить, а затем аккуратно перелезать через твердую снежную массу. Пару раз мне удалось глубоко провалиться. Однако, в конце концов, я выбрался вместе с Ильей к небольшой выемке слева от выступа, по которому мы шли. Здесь была снеговая линия, дальше было практически везде сухо, а прямо под макушкой хребта показался древний волок! Ну а в самой выемке журчал небольшой ручей! Мы сразу принялись доставать бутылки. Один из истоков Ходжико напоил нас как следует!

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

Отсутствие снега и наличие дороги не только сильно нас обрадовало, этот также сказалось на скорости передвижения. Теперь можно было разгоняться и не чувствовать особой усталости, тем более, что никаких значимых подъемов больше не было. Дорога шла ровно, иногда пересекая большие грязные лужи. Через пять минут хода мы оказались на чьей-то стоянке, где обнаружили не так давно оставленный мусор. Кругом валялось множество баклашек и бутылок.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

«Люди бывают, заезжают сюда наверняка на мотоциклах. Жаль, что мусор разбрасывают и не забирают» - отметил Илья. Оставив позади это тусовочное место, мы ушли дальше в сторону горы Баркалова. Дорога нигде не терялась, не производила впечатление заросшей. Кругом валялась прошлогодняя листва, кое-где еще попадались пятна снега, было очень грязно. Можно сказать, что из зимы мы шагнули в позднюю осень. Каких-то особых пейзажей или видов на этом участке пути не было, поэтому можно было ни на что, не обращая особого внимания, лететь с большой скоростью. Перед лужами каждый раз мы с Ильей старались отходить друг от друга, чтобы случайно не обрызгать. Часто кто-то шел впереди, а кто-то чуть дальше, иногда меняясь. Наша скорость и вправду сильно возросла – как-то, обогнав Илью на несколько десятков метров, я был вынужден остановиться, чтобы нагнуться под склонившимися ветками, так за несколько секунд Илья почти меня настиг! Обогнув вершинку 1115 метров, мы прошли чуть выше истоков балки Рождественской. Еще через минут двадцать ходу было решено ненадолго остановиться для важной задачи. Пришла пора переодеться, я снял куртку и прикрепил ее к рюкзаку, а Илья заменил на ноги ботинки на кроссовки и снял шапку. Через пять минут наша беготня возобновилась. За горой Баркалова дорога пересекла макушку хребта и вышла на южный его склон. Совсем рядом были истоки Кичмая. Постепенно все чаще стала встречаться зеленая трава, где-то внизу уже даже мелькали зеленеющие кроны. Слева не было заметно никаких гор, превышающих по высоте хребет Звезда. Складывалось ощущение, что море где-то уже недалеко, примерно в пятнадцати километрах от нас и спуститься к нему не составляет труда. Скорость наша все увеличивалась, мы фактически бежали. Но даже несмотря на сильное увлечение скоростью, мы не смогли удержаться от соблазна сбегать на разведку, заметив вдруг хорошо накатанную дорожку, отходящую влево от основного пути. Увы, в любопытстве нам было не отказать, и через пару минут мы уже были у лавочки со столиком в небольшой чаще. На деревьях пестрела красная маркировка. Уж не находился ли где-нибудь рядом спуск в направлении горы Межвейс? Также на деревьях было несколько вырезанных надписей с непонятными словами, написанными русскими буквами. Самая новая из них было сделана в 2013 году, а, значит, все же в эти места до сих пор наведываются сочинские и лазаревские туристы. Самое большое и удивительное дерево было толщиной в два человеческих обхвата, причем, в нижней части этого бука не было веток, а вверху крупные ветки располагались таким образом, что чуть не сплетались друг с другом. Судя по своему виду, этот великан застал русских императоров. Напротив стояли пеньки и лежали готовые дрова, их часть была накрыта оставленной кем-то пленкой. Отдохнув пару минут на лавке, я уже было приготовился снова выдвигаться, как вдруг Илья сделал мне знак не шуметь и достать фотоаппарат. Сначала было трудно понять, что произошло, я долго всматривался в абсолютно неподвижную рощицу, в которой на первый взгляд ничего не происходило. Но неожиданно мои глаза уловили какое-то движение между ветками. Это была косуля. Она четко понимала, что мы поблизости, но не убегала и продолжала следить. На фотоснимке вряд ли было видно ее силуэт, поэтому я начал снимать видео так, чтобы на записи животное угадывалось бы по едва заметным движениям шеи и ушей. Через минуту пугливое создание начало потихоньку отходить. «Тут вообще их несколько даже ходит, даже детеныш есть поблизости, на это указывают следы» - тихо проговорил Илья.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

Вернулись на основную дорогу. Следуя по ней дальше, скоро мы заметили слева внизу полностью зеленую часть обширного лесного массива, покрывающую абсолютно все небольшие хребты и долины южнее и ниже хребта Звезда. Как же было здорово – всего на триста метров ниже лес уже выглядел чуть ли не по-летнему! Снова возникла иллюзия близости моря, возникало ощущение, что оно может показаться совсем недалеко от нас за каждым поворотом. «Быстро же мы попали из зимы в субтропики!» - посмеивался я.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

С дороги открывались замечательные виды, было тепло, мы плавно спускались вниз – сплошное удовольствие. Теплый ветер ласкал наши обгоревшие лица. Справа возвышались небольшие скалы. Однако такой порядок вещей длился недолго. Спустя некоторое время дорога вновь повернула и сместилась на противоположный склон. Показались старые синие таблички национального парка, запрещающие жечь костры и сбор краснокнижных растений. Ну, хоть табличек, запрещающих проход, не было.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

На северном склоне хребта было не так тепло, как на южном, и деревья с зеленой листвой попадались на нем реже. При этом на многих растениях уже набухали почки, и потихоньку появлялась зеленая пигментация. Скоро на дороге показались завалы веток. Примерно там мы чуть было не сошли с этой дороги на убогий волок, уходящий в сторону. Важно было не ошибиться в этом сомнительном месте. Дальше начался новый грязный участок дороги с встречающимися лужами талой воды, он был сильно перегорожен ветками, которые объехать мог только мотоцикл. Горка слева поднималась над нами все выше, и дорога все ближе прижималась к ней. Неудивительно, что спустя некоторое время, мы опять встретили небольшие участки снега, таяние которых растянулось, благодаря особому их расположению на склоне. Большинство деревьев слева были согнутыми, нижние части массивных стволов часто располагались чуть ли не параллельно земле – все это следствие произрастания не на ровном месте, и выпадающий зимой снег с каждым годом все больше искривляет стволы. Позабавившись вновь появившимся снегом, мы подумали, что ничего подобного нам больше не встретится, как вдруг за поворотом показался снежник размером крупнее. Мы его пересекали полминуты. «Ну, может быть, хоть теперь все?» - спрашивал я. Но не прошло и минуты, как дорога внезапно стала подниматься вверх, и мы выбрались на большой полностью заснеженный участок склона, которому не было видно пределов. Сделав всего два шага, мы увязли в снегу. «Что-то это мне напоминает» - ухмыльнулся Илья. Добро пожаловать в зиму обратно?

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение


Похоже это, действительно, редкий феномен, когда в самом конце апреля на высоте около 700 метров в сочинском районе можно наблюдать снег. А ведь в любой другой год в этих местах к началу мая уже давно все зелено как летом. Целых три минуты мы пересекали не успевшие растаять остатки природной стихии, две недели назад подчинившей себе все горные и предгорные районы Краснодарского края. Затем дорога опять пошла вниз. Деревья кругом были совершенно голые, внизу отсутствовал подлесок. Постепенно наступал вечер. Несмотря на то, что с самого утра мы начали быстро идти к побережью, а после родника на хребте Звезда ускорились еще больше и почти нигде не останавливались, до сих пор нам ни разу не встретились люди, а также машины, строения и вообще признаки человеческой цивилизации. Мало-помалу у нас с Ильей складывалось ощущение, что мы где-то сбились в намеченного пути и уходим совсем по другой дороге в ненужную сторону. Отчасти это мнение подогревалось тем, что дорога шла не в сторону приморских хребтов, а параллельно им. Вдруг впереди показалась табличка охранной зоны кабеля. «Кому придет в голову здесь копать?» - подумали мы.

Прикрепленное изображение

Чуть ниже на склоне мы снова заметили снег. «Это, никогда, наверное, не кончится» - сказал я Илье и тут же предложил подумать о поиске места для ночевки. «Вообще хочется к морю спуститься, но, походу шансов у нас мало. Да и неизвестно куда забрели» - отвечал он. Единственное, что помогало не угасать надежде, встретить на побережье хотя бы следующее утро, так это непрерывность самой дороги. И пусть наша «магистраль» не отличалась хорошим качеством, она на хребте была всего одна и упорно в течение нескольких часов вела нас четко в определенном направлении. Такие дроги редко кончаются тупиком и обычно в итоге спускаются в человеческие поселения. Однако кто сегодня пользуется этой дорогой? Делянок лесорубов мы не встретили, да и хребет Звезда для массового отдыха хребет не слишком подходит. В итоге было решено продолжать быстро идти по нашей «магистрали» до самого заката. В конце концов, на этой высоте ночью уже не было холодно, да и поставить лагерь можно было и при свете фонаря. Кругом был сплошной дикий однообразный лес. Иногда справа мелькала какая-то невысокая выраженная вершина, она была примерно в двух километрах от нас. Вероятно, это была гора Жемси, впрочем, могу и ошибаться. Через некоторое время дорога в очередной раз пересекла гребень хребта, и перед нашим взором появился небольшой приморский хребет с отрогами, спускающимися в долину истоков Чемитоквадже. Чтобы оказаться там, нам пришлось бы спускаться глухие балки ручья Чемита и наверняка несколько часов блуждать в лесных дебрях. «А может, рискнем?» - спросил Илья. Мы остановились, и стали внимательно рассматривать долину. Есть ли там дорога внизу дорога? Узнать это было невозможно, не спустившись. Решать нужно в таких ситуациях быстро – солнце все ближе сползало к горизонту. Чтобы выйти к морю, достаточно было выбрать любой из истоков и начать двигаться вдоль русла, таким образом можно выйти к дорогам и человеческому жилью. И все же, хорошо подумав, мы от такой затеи решили отказаться. На руслах могут встречаться каньоны, в которых можно застрять. «Не покинем нашу дорогу, она точно нас куда-то приведет, пусть не сразу, зато наверняка» - заключил я эту мысль. 8Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение


Дорога все меньше походила на ровную, она все больше змеилась, огибая небольшие бугорочки. Она даже стала понемногу превращаться в добротную гравийку. На спусках мы ускорялись до предела, поэтому из-за появившихся камней скоро появились неприятные ощущения в пальцах. Я начал переживать о том, что если дело так и дальше пойдет, то натру мозоли. За наиболее крутым участком спуска мы заметили на небольшой зеленой полянке недавнее кострище – кто-то нарушал одно из правил национального парка.

Прикрепленное изображение

На этой высоте мы, наконец, видели вокруг себя пробуждающиеся от спячки растения, на деревьях была первая свежая зелень. «О, а это что?» - вдруг удивился я, заметив чуть дальше какую-то громадную синюю трубу, спускающуюся с хребта и проходящую над дорогой. Через пару минут стало ясно – это газопровод высокого давления, та самая линия, вдоль которой мы поднимались, торопясь еще на Грачевский перевал. Я знал, что за ГКХ газопровод отходит в сторону поселка Марьина, и по этой причине запрещено находиться без пропуска в урочище Стагоки. «То есть, мы сейчас выйдем к Псезуапсе?» - спросил Илья. «Наверное, причем, не обязательно в Марьино, может быть и чуть ниже» - предположил я, догадываясь, что это наверняка ошибочное мнение. За линией трубы снова начался подъем, причем, довольно выраженный. В самом начале появился открытый шлагбаум.

Прикрепленное изображение

Дорога уходила в западном направлении, все так же следуя параллельно побережью. «Опять подъем? Ну, ничего себе» - проговорил я, не зная, что делать, радоваться или грустить. Уже на первых метрах подъема мне стало ясно, что усталость наступает. Илья же оставался бодрым и одинаковыми большими шагами начал вырываться вперед. Мне же хотелось чего-либо перекусить, однако легкого перекуса в рюкзаке было мало. К счастью, быстро покопавшись в куртке, обнаружил пачку сухариков, купленную в Апшеронске и совершенно забытую. Небольшая остановка всего на двадцать секунд лишила меня возможности видеть Илью, он успел уже далеко упрыгать, и чтобы снова его догнать, мне пришлось бежать. Чуть дальше крутизна подъема сильно уменьшилась. Слева был крутой обрыв, за которым виднелись небольшие пригорки, торчащие из зеленого лесного массива. Но, несмотря на хороший обзор, ни побережья, ни населенных пунктов, видно не было. Наесться пачкой сухариков я не смог, этого было мало для утоления голода, тем не менее, мне все больше, как и спутнику, не хотелось ночевать в лесу, потому продолжал бежать, стараясь не отставать от Ильи, рассчитывая добраться до поселка засветло. Когда обрыв скрыла группа деревьев, вдруг мне показалось, что стало как-то непривычно темно. Закат приближался, нужно было поторопиться. Минут через двадцать, наконец, мы начали круто спускаться. Дорога сильно закрученным серпантином уходила с хребта в широкую низко расположенную долину. Было интересно, далеко ли от нас река, я постоянно прислушивался в надежде услышать шум воды. На каждом из сегментов серпантина мы сбрасывали несколько десятков метров высоты. Была тольео одна неприятность – медленно формировались на стопах мозоли, ноги чувствовали каждый камешек. В очередной раз сморщившись от неприятного ощущения, я посмотрел под ноги и вдруг заметил справа в листве ежа. Неторопливое животное копошилось в земле, воспользовавшись, случаем, решил его сфотографировать.

Прикрепленное изображение

«Какие густые заросли кругом» - неожиданно удивился Илья, уже фактически подходя к реке – «Наконец-то, мы выбрались в месяц май!». Тут справа показалось какое-то старое каменное строение. С момента выхода из Шпалореза, это было первое, встреченное потенциальное жилье. Железные ворота были открыты, но внутри, скорее всего, никого не было, здание выглядело опустевшим и забытым. Уже дома, посмотревшие мои фотографии люди, сказали, что это была баня.

Прикрепленное изображение

Возник вопрос, как переходить реку. Первоначально мы поднялись чуть выше и рассчитывали перепрыгнуть русло, но затем, чтоб не рисковать, снова спустились на дорогу, разулись и перешли вброд. Холодная, но приятная вода отлично нас взбодрила.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

На противоположном берегу дорога продолжилась, теперь она вела по правому берегу реки в сторону моря. Почти сразу же я заметил камень с надписью «Солоники» и стрелкой, указывающей в сторону, куда мы шли. «Неужели не ошиблись? Отрадно же» - обрадовались мы и довольные продолжили путь.

Прикрепленное изображение

Через минуту выбрались к шлагбауму. С обратной стороны была табличка национального парка «проезд запрещен». Так вот почему не было нигде машин.

Прикрепленное изображение

Гравийка шла ровно, подъемов уже почти не было, идти было легко, мы уже были в предвкушении появления человеческих поселений. Солнце, тем временем, уже достигло линии горизонта, однако даже после заката остается еще немного светового времени, и нужно было воспользоваться этим промежутком. Получив убедительные доказательства того, что идем правильно, стало так же понятно, что за природные объекты окружают нас. На другом берегу реки возвышалась лесистая гора под названием Серентх, известная своими дольменами. Ну а река, вдоль которой мы шли, именовалась Цуквадже. Скоро мы подошли к постройкам интересной формы, относящимся к СНТ «Лесник». На этих садовых участках, кстати, есть несколько интересных дольменов. Становилось все темнее. За выходом из СНТ опять появился лес. «Надо же, это еще не Солоники!» - удивились мы.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

Чуть дальше показалась на другом берегу ЛЭП, а где-то впереди засияли огни. «Завод какой-то» - отметил я, когда мы вышли на дорожное расширение и увидели на другом берегу деревообрабатывающий цех – «Но где же поселок?». Из зарослей вышли три лошади, хозяина с ними не было. Я сфотографировал их два раза, автоматически сработала вспышка.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

«Темнеет» - заметил Илья – «Со страшной силой. Может, тут остановимся и заночуем?». «Нет, давай уж доведем дело до конца. Отдохнем пять минут, а потом выберемся к морю» - ответил я ему. Кругом была приятная тишина. Отдыхая на рюкзаках, мы уже представляли себе теплое море, множество отдыхающих и большое количество еды в местных кафешках. Тут тишину нарушил какой-то странный рев. Через минуту мимо нас проехал автомобиль. Через минуту мы снова были на ногах, Все чаще появлялись на пути дома, многие из них производили впечатление брошенных. Лишь внизу почти у самой реки были отличные жилые постройки. «Глянь-ка, дизайн у этих баз необычный, на побережье таких больше не видел. Наверное, по-гречески все сделали, не случайно назвали это Солониками!» - говорил Илья. Затем дорога стала отдаляться от поселка, мы снова оказались в темноте. Минут через десять снова появились какие-то дома совсем рядом, а где-то впереди показалось множество мерцающих огней. Выбравшись на левую обочину, мы заметили мост, но решили на него не сворачивать, и метров через двести вышли на широкую трассу, ту самую, по которой каждый день тысячи автомобилей мчат на курорты Краснодарского края. Момент был крайне необычным – представьте, что вы идете по старой малоезженой дороге через сады и редколесье, иногда встречая старые избы и фермы, и за очередным поворотом вдруг замечаете оживленную перегруженную трассу, где рядом стоят многоэтажки с супермаркетами, санатории и везде играет громкая музыка. Сразу мы задумались о своем внешнем облике, в цивилизованном районе он был не особо к лицу. В таком виде даже в магазин лучше было не заходить. Воспользовавшись подземным переходом, мы перешли трассу, а затем принялись по узким запутанным улочкам пытаться выйти к морю. Выбирая безлюдные переулки, скоро наткнулись на тусующуюся компанию гоповатого вида, Заметив нас, эти ребята сами ушли, наверное, испугались. В проулках было много интересных надписей, например, «столовая». Жаль, что она была уже закрыта. Было почти девять часов вечера. К счастью, мы не запутались в трущобах и без труда вышли к ступенькам у платформы, а заем перешли железную дорогу. Оставалось лишь немного спуститься к галечному пляжу. Сразу послышался приятный шум волн. Через пару минут мы уже стояли у самого берега. Желая поскорее соприкоснуться с достигнутой целью, я ополоснул руки и убедился, что вода невероятно теплая по сравнению с водой в той же Цуквадже.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

Было почти девять часов вечера. На побережье никого не было, кроме трех резвящихся у костра мужиков. Отойдя немного в сторону от них, мы постелили пенки и залезли в спальные мешки. Нужно было передохнуть после насыщенного дня. Уже дома мне удалось подсчитать, что мы прошли за день сорок четыре километра. Честно говоря, и нельзя сказать, что мы сильно устали. Разве что, мозоли на ногах немного раздражали. Не было еще и пяти утра, когда я открыл глаза. Совсем рядом мчала по рельсам электричка, ее пассажиры с таким интересом смотрели на лежащих в спальниках двух человек, как будто увидели самое необычное зрелище в своей жизни. Скорчив забавную рожу, я помахал им рукой. Все так же бились о берег волны. С места ночевки было хорошо видно на мысе поселок Лазаревский. Спать мне больше не хотелось, но и идти куда-то было лень. Ноги казались большими и тяжелыми, сложно было шевелить ими в спальнике. Высунувшись немного наружу, я себя чувствовал как древняя неуклюжая рыба, впервые выбравшаяся на сушу, и уже приготовившаяся стать земноводным, однако не знающая, чем на этой суше можно вообще заниматься. К шести часам стало значительно светлее, появились солнечные лучи. На побережье начали подтягиваться отдыхающие и работники пляжа. «Вы наверняка беженцы с Украины?» - спросила меня уборщица, разбудив при этом Илью. «Нет, мы беженцы из снежной Аутлии» - пошутил я, указав уборщице на свой туристический рюкзак. Она намек поняла, и больше нас никто не беспокоил. С восходом солнца становилось все жарче. Мы решили искупаться в море. Вода была просто отличная! С прошлого лета я ни разу нигде не плавал, и теперь пользовался этой подвернувшейся возможности на полную катушку. Затем, собрав вещи, мы пошли на остановку, по пути заглянули в магазин. На автобусе добрались до Лазаревского и выяснили,что билетов на электрички и автобусы до Краснодара не было, и можно было купить билеты только на поезд, причем только в купе. Дорого, конечно, но деваться было некуда. На пути в Краснодар в вагоне мы чуть не расплавились от жары. Да, в самом низу было настоящее лето, можно было устраивать курортный сезон. Какой контраст с предгорными районами, расположенными лишь чуточку выше! Домой мне удалось приехать только перед наступлением вечера.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

Мы нисколько не пожалели, что вместо привычных и знакомых исхоженных мест решили в свободное время пройти забытый советский маршрут. Подводя итог, хочется сказать, что этот путь, действительно, был труден, каких-то особых красот (особенно в лесной части) там тоже не было. Однако этот выход оставил в памяти очень яркий след. Там не было балаганов, оборудованных стоянок, толп туристов, приятных посиделок и песен и костра. Но зато там были всплески адреналина на лавиноопасных склонах Аутля, пробежки через дремучие заросли и ночевки в абсолютной глуши, кишащей медведями и кабанами. Там была интрига, а также захватывающие повороты сюжета, решение пространственно-ориентированных задач. Именно это в походе и понравилось больше всего, невзирая даже на монотонность и тягомотину некоторых моментов. Ну и самое удивительное. Многим туристам нравится концепция «идти через горы к морю», сначала побывать среди ледников и альпийских озер, а затем в самом конце искупаться в теплом море. Однако все известные подобные маршруты заканчиваются не у побережья, а в поселках (Солохаул, Марьино, Красная Поляна и т.д.) откуда до моря еще нужно добираться на автобусе . Нам в этом походе удалось довести эту концепцию до совершенства. Впервые к морю мы пришли своими ногами, практически не сталкиваясь с цивилизацией. Так что, именно этот маршрут является, пожалуй, лучшим воплощением подобной идеи.





Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

Для данной записи нет trackbacks.

Январь 2019

П В С Ч П С В
 123456
78910111213
14151617181920
2122 23 24252627
28293031